Назад к списку

Ежиха 

Из нового сборника "Но здесь наша родина" 

Встретит ежика она: 

У него кругом спина 

Где же шея, брюхо, 

Нос и оба уха?.. 

(Самуил Маршак) 

- Вон, новый директор идет – олень,- сказала я коллеге, глядя в окно на школьный двор.- Почему олень?- Дети, так назвали. По-моему, похож.Люся глянула в окно:- Правда, похож.Мы переглянулись и расхохотались, вспомнив одновременно сценку, подсмотренную по пути к себе в кабинет. Две девчонки жарко обсуждали отсутствующую третью. 

 - А она мне говорит: «Я не знаю, какую выберу», - передразнила говорунья подружку, изобразив её в лицах, и в сердцах добавила,- овца!По выражению детской мордахи сразу стало понятно, что отсутствующая обидчица, точно – овца. 

Дети удивительно точно дают прозвища. Если бы они дали прозвище Миле Ёжиковой, то по фамилии – Ежиха. Внешне, по повадкам и по сути Ёжикова была настоящей ежихой. Маленькие черные, невыразительные глазки - бусинки. С незнакомыми сворачивалась в колючий клубок и фыркала, когда пытались заглянуть внутрь. От некоторых так и укатывалась колючим колобком по дорожке. Но, если раскрывала потихоньку свой кактус, поводила чутким носиком из стороны в сторону, могла показать мягкий пушистый животик, а то и разрешить его погладить. Как и многие глупые ежи доверяла мнимой пустоте ночного шоссе, попадая прямо под колеса коварных ночных гонщиков. Долго пряталась, а потом, все же, выходила к выставляемому добродушными хозяевами блюдечку с молоком, иногда приводила к нему ежат. Рыла яму под нору и принималась охранять сад и дом от назойливых мышей. Но часто от доверчивости и страдала, хозяева без предупреждения травили тех самых мышей, а она ими закусывала, но обычно, выживала. Все это образно, по отношении к человеку, коим являлась Ёжикова, но точно. Была ежиха Мила добродушна, романтична, сентиментальна, глуповата, но мышей ловить хорошо умела, то бишь, выгоду, пользу, чуяла и дело делала грамотно. Звериная интуиция помогала ей больше, чем ум. Иногда, когда Ежиха пребывала в чувствительном настроении, взгляд её, остановившийся на каком-то предмете, становился открытым, без тени настороженности, и было видно, что когда-то она была не ежихой вовсе даже, а, например, Алёнушкой. Очень она напоминала в такие мгновения Васнецовскую Алёнушку, созерцающую нездешние миры, укрывшись в уединенном месте. Оно и верно, фамилия – то ежиная была по мужу и повадки сформировались в замужестве, а раньше, в девичестве, она была Алёнушкиной, косу носила тяжелую до п… пояса, пела с подругами русалочьим голосом любовные страдания, наивно открыто встречала каждого знакомца и незнакомца. Замужняя жизнь постепенно превратила Алёнушку в Ежиху. Муж её на первых порах ласковый, удивленный немудреной красотой девичьей да ласковостью, обращался с ней как с дитём малым, но постепенно заматерел на работе тяжелой, в заботах о прибавляющемся семействе, да среди работяг, и стал покрикивать и попивать. Алёнушка вздрагивала, обижалась, плакала, потом замкнулась и обиды свои таила, а после даже фыркала. Так и стала Ежихой. В Перестройку муж, наделенный смекалкой и хваткостью, бросил свои работяжьи заботы и, познакомившись с кем надо, стал таскать на продажу ворованные с автозавода запчасти в столицу. Пришли от тех трудов нелегких малые деньги, потом много денег, потом легкие деньги. Чем больше их приходило, тем больше менялся Ёжиков. Больше пил, меньше ночевал дома, скупо выдавал деньги на семью, перестал брать Милу с собой в поездки, потом и сам ездить перестал, наладил сбыт вагонами. Деньги о тех порах давали наличные и хранили их в банке… стеклянной, в нычке. Ежиков тоже хранил, прятал от воров и домашних. Такой побочный эффект. От того Аленушка все больше становилась ежихой. У Ежа, как у всякого долго и сильно пьющего человека портился характер. Ежиха скандалила, супруг вопрошал с похмелья, ну, чего ей дуре не хватает. Мужчина он был не глупый, в конце концов, нашел решение семейных проблем, купил жене маленький магазин на колесах – «тоннар». Ежиха стала продавать хлебушек (что она еще могла продавать?) и снова стала смахивать на Алёнушку. В торговле по-первости понимала плохо, сама сидела в магазинчике, училась. 

Когда я впервые встретила Ежиху, и она выглянула из игольчатого клубка, в ложбинке между грудей у неё росли длинные черные волосы. Из оволосения по мужскому типу стало ясно, что она не только давно не Аленушка, но уже почти еж – он. Потихонечку мы вернули её к женскому, а потом к не обидчиво самостоятельному действию. Ежиков выделил ей денег на первый магазин (сказал взаймы, чтоб новый бизнес был только её) и она начала довольно активно и результативно. Получалось хорошо, похоже, нашлось, наконец, Ежихино призвание. Погодя открыла еще парочку магазинчиков. Волосы на груди исчезли, выглядеть стала лучше. 

 Было в ней удивительное сочетание силы и мягкости. Этакий прагматичный романтик или наоборот. При деловой хватке удивительная непосредственность и наивность пробивались наружу иногда. Особенно удивляло полное незнание собственного тела. Например, она искренне считала, что мочеточники у неё выходят в прямую кишку, совершенно не могла понять, отчего после купания в проруби приток крови через значительный слой её жира к коже, происходит дольше, чем через мою мелко поросячью прослойку. 

 Противоречивость наблюдалась во многом. Быстро научилась водить машину, но ездить задом опасалась до одной экстремальной ситуации. Мы с ней моржевали, купались до ледостава в одном пустынном местечке. Машину ставили на трассе и шли пешком по узкой дороге через лесок. Как-то на радостях первого снега, Ежиха позабылась и проехала прямо на берег, а когда стала собираться домой, запаниковала. Такой случай уже был однажды, и нас вывез сторож с ближайшей турбазы. На этот раз никого, кроме собак, на базе не оказалось. В шлепанцах на босу ногу Милка пробежала пару раз вдоль забора туда - обратно, и вернулась в машину. Что делать? Не ночевать же в лесу. Поехала. Все, как с магазинами, лиха беда начала. После того случая ездила задом, как Шумахер. 

С купальным местом на берегу вечно у нас с ней истории разные случались. Была эта заводь. На нашей стороне зимовали яхты, на противоположной - пустой кораблик-ресторан. Чем холоднее становилось, тем неприятнее были мокрые купальники. Решив, что вокруг все равно никого, мы с недельку купались нагишом, пока однажды не обнаружили, на палубе корабля толпу возбужденных самцов. Оказывается, ресторан был не пустой, а все это время исправно функционировал, просто в предыдущие дни посетители были менее сексуально активны, а тут высыпали на палубу и сделали нам море интересных предложений. Мне-то, как с гуся вода, а в Ежиковой вмиг Аленушка проснулась. Пришлось догонять её голую задницу на лесной тропе. 

Жесткость характера она проявляла неожиданно. Становилась видна недюжинная сила и энергопотенциал. В целях поддержания командного духа среди персонала Мила раз в неделю ходила с женщинами-продавцами и товароведами в баню. Бабенки были простые, пили пиво, пели песни, болтали о своем, о девичьем. Закрытой Ежихе эти разговоры были нож к горлу. На лето к её огромной радости баню закрыли на ремонт, поменяли оборудование, в частности электрический мотор большой мощности. Осень наступила, коллектив подступил, пошли, мол, в баню. Пошли. Через час, не выдержав Милкиного напряжения, новешенький импортный прибор сгорел до не подлежания ремонту. 

Точно таким Макаром она однажды едва не сожгла семейный гараж. Ежиха возилась с машиной, чего-то там искала на гаражных полках и, открыв стеклянную, обернутую фольгой банку, обнаружила свернутые рулончиками денежные купюры. Много. Когда она сняла придерживающие резинки, деньги рассыпались в прах. Так нашлись Ежиковы заначки. Ярость Ежихи была такова, что пока она ехала домой убивать мужа, в гараже произошло самовозгорание, хорошо, сосед, пришедший за машиной, вовремя вызвал пожарных. 

При бешеном скрытом темпераменте, обычно Ежикова казалась спокойной, даже флегматичной. Хобби имела очень женские – вышивка, цветоводство. При узости мышления и среднем интеллекте постоянно занималась на каких-то курсах, семинарах и таки что-то оттуда брала. Истинно ежиха. Сверху просто иголки, а внутри чего только нет. 

 20015 г.